Свинцовый Пепелац

Моя реакция на одиозную статью С. Бобкова «Как мы уходили из Анголы» из журнала «Огонёк» (1991)

24 мая 2024

Обычно, подыскивая дополнительную литературу по истории Анголы, я не уделяю особого внимания публикациям в периодике. Но вот недавно, в сети мне попались упоминания напечатанной в августе 1991 г. в журнале «Огонёк» статьи военного переводчика С. Бобкова «Как мы уходили из Анголы: Заметки воина-интернационалиста». Заметка меня заинтересовала, тем более, что на некоторых ресурсах она названа книгой. Конечно, это реально никакая не книга, но, тем не менее, я решил ознакомиться с её текстом, и надо сказать, он не оставил меня равнодушным.

Контекст

Ну и для начала, стоит упомянуть, в какой атмосфере вышел данный номер «Огонька». «Огонёк» — еженедельный журнал, и этот выпуск пришёлся на 3 - 10 августа 1991-го года. К тому моменту страна находилась в тяжелейшем кризисе, трещала по швам — «отваливались» республики, павловская денежная реформа в начале года сильно ударила людей по кошельку и окончательно подорвала доверие к власти, стараниями паскуд вроде Александра Яковлева сознание общества было в значительной степени дезориентировано, расцветшая пышным цветом «тальковщина» и подобные «культурные феномены» беспардонно и безнаказанно хаяли и оплёвывали с экранов центральных телеканалов прошлое и настоящее страны, до путча оставалось чуть больше недели, а до окончательной гибели Союза четыре с половиной месяца (о последних двух обстоятельствах, конечно, тогда никто знать не мог). Провозглашённую в 1986-87 годах гласность многие журналисты, писатели, режиссёры и деятели культуры почему-то поняли исключительно как необходимость выпячивать и наиболее ярко показывать все имеющиеся в стране недостатки, зачастую забывая сказать о достижениях, либо говоря о них блёкло, «без искры». Так, в некотором смысле, получилось и со статьёй Бобкова, но обо всём по порядку.

Португальцы — цивилизаторы

А начать разбор данной статьи я хочу с цитаты, от которой меня чуть не разорвало. Речь о португальцах в Анголе:

Советские военные советники (СВС) разъезжали в силу своей сугубо интернациональной деятельности по всей Анголе и, к немалому своему удивлению, постигали ту очевидную истину, что проклятые колонизаторы вместо того, чтобы грабить и разорять порабощенную страну, напротив, ее благоустраивали. Возводили в самой девственной глуши чудные города и рабочие поселки с фешенебельными отелями с красивыми, не похожими друг на друга особняками, прокладывали сквозь непролазную сельву и дикую саванну первоклассные шоссейные дороги с безупречным покрытием, строили взлетно-посадочные полосы, приспособленные для приема самолетов различных типов.

Я, право, даже немного теряюсь: автор реально считает что португальцы сделали много хорошего для Анголы и её коренного населения? Мне почему-то кажется что такую ахинею мог написать либо беспросветный дурак, либо закоренелый подлец, и почему-то автор мне не кажется дураком. Так вот, любой адекватный человек понимает, что упомянутую автором инфраструктуру в Анголе португальцы строили исключительно для себя любимых, и никакие простые ангольцы ко всем этим прелестям жизни доступа не имели, так же как и не имели доступа к медицине, образованию и участию в управлении своей собственной страной, которую португальцы именно что грабили (см. хотя бы про вывоз алмазов из Анголы).

СССР: Неверная кадровая политика

Далее в своей заметке Бобков указывает:

Насколько скрупулезно отбирали советников, я могу только догадываться, но наверняка знаю, что с партийностью там все в порядке и что в Анголу в результате попадали в большинстве своем люди случайные, не имевшие ни малейшего представления об истории, нравах, обычаях, языке страны пребывания, военно-политической обстановке и не вполне представлявшие, чем им, собственно, предстоит заниматься.

Не исключаю что партийность и могла сыграть определённую роль в том, будет ли специалист направлен в командировку в Анголу или нет, но я точно знаю что это не было однозначно определяющим фактором. Мой отец — военный переводчик (так же как и автор), побывал в командировках в Анголу дважды, при этом не состоя в партии (кстати, с Бобковым отец пересекался на совещаниях у начальника генерального штаба ФАПЛА — Бобков работал с советником начальника разведуправления Генерального штаба (ГШ) ФАПЛА, а отец с советником начальника главного оперативного управления ГШ ФАПЛА). Раз уж заговорили об этом, то интересно, а сам-то автор партийный? И кстати, его цитата про португальских цивилизаторов показывает, что Бобков, даже побывав в Анголе дважды, сам-то похоже не осилил разобраться в истории этой страны, так что не ему говорить на данную тему.

СССР — зона/тюрьма

А как вам такой фрагмент?

<...> и выход за проволоку грозил высшей мерой социальной защиты — отправкой с ближайшим этапом в Союз!

Этапом?! Ну то есть Союз-то, по разумению Бобкова, это же тюрьма, зона. Знакомые тезисы? Вот именно. Если честно, за такое и в морду не грех дать. Всегда поражаюсь на таких людей: страна тебя вырастила, накормила, одела, обула, выучила, человека из тебя сделала, и прочее, и прочее — и всё это бесплатно, а ты так о ней пишешь. Мерзость.

Байки, городские легенды и просто бредни фантаста

Россказни Бобкова про главных военных советников (ГВС), которые сотрясали «Луанду трехэтажным матом, объясняясь с подчиненными в присутствии женщин и детей» (каких детей? откуда дети?), таскали «за шиворот младших офицеров» и наживались «за счет спекуляций и подлогов…» это, конечно, бред собачий. Я допускаю, что при каких-то обстоятельствах грубое слово в речи какого-нибудь ГВС могло проскочить, но это не значит что это было нормой. Что касается спекуляций, подлогов и «тасканий за шиворот», то Бобков никаких конкретных фактов или фамилий не приводит, а просто «прокукарекал, а там хоть не рассветай». Так что Бобков просто с лёгкостью замазал грязью абсолютно всех кто занимал должность ГВС, да и вообще всех причастных.

Про кидания советскими полковниками в подчинённых пассатижей, тисканья ими секретарш-мулаток из штаба округа, хватание при рукопожатии ангольских офицеров за гениталии (!), опохмел в закрытом ресторане с ручной гранатой с выдернутой чекой в стеклянном стакане, зачитку по пьяни смертного приговора ангольской охране, беглую стрельбу в пьяном же угаре и прочую чушь — это просто какие-то извращённые фантазии человека с не в меру буйным воображением. Бобков, интересно, эти байки сам придумал или ему это кто-то рассказал? Любой адекватный человек, который был в то время в Анголе, подтвердит, что такого не могло быть в принципе. За такие вещи этот беспредельщик убыл бы в Союз в 24 часа. Так же дела обстоят с валяющимися с наступлением сумерек на асфальте территории советской военной миссии пьяных советников — за такие вещи люди также уезжали в Союз в 24 часа, так что если даже какие-то похожие эксцессы и случались (мне о таких не известно), то это тоже, как минимум, не было нормой.

Операция по взятию Мавинги

Я был немало удивлён, когда не смог найти никакой информации (по крайней мере на русском языке) про наступление на Мавингу в конце 1989 - начале 1990 годов — ни исторических исследований, ни воспоминаний участников. Мой отец во второй раз попал в Анголу в конце августа 1989 г., но т.к. сразу убыл в Уамбо, где проработал до конца декабря, тоже не смог рассказать мне каких-либо подробностей касательно этой операции. Но, вроде как, там действительно всё прошло не очень гладко. Тем не менее, учитывая бобковскую манеру умалчивать о хорошем, преувеличивать плохое и подмешивать в повествование байки и сплетни, думаю всё было не совсем так, как описано в этой статье.

В итоге, ничего по этой теме не найдя, я обратился к Сергею Анатольевичу Коломнину (Союз ветеранов Анголы), и хотя он специально этим периодом не занимался, смог кое-что сообщить. Ответ Сергея Анатольевича публикую с его разрешения:

Одно могу сказать — такое событие было. Доказательство — Народной Ассамблеей была даже учреждена медаль «За освобождение Мавинги». И все ангольские участники операции и некоторые наши советники ей были награждены.


Фото с сайта Союза ветеранов Анголы

Это удостоверение нашего члена Союза Павла Золотарева. Оно датировано 1990 г. Но сейчас эта награда в Анголе отмена в связи с национальным примирением.

Был также репортаж ТВ Анголы того периода о взятии этой базы Савимби. Я его очень хорошо помню. Все было подробно показано. Я знал ангольских генералов, которые участвовали в этой операции. Поэтому, все что утверждает Бобков, о том что ее якобы не взяли, в своем пасквиле в Огоньке — вранье. Тогда время было такое — модно было все советское хаять и обливать помоями <...>

Еще могу сказать следующее. После взятия Мавинги, через некоторое время части ФАПЛА оттуда ушли, предварительно все разрушив и взорвав. УНИТА начал перерезать пути снабжения, да и смысла большого оставлять там гарнизон и удерживать ее не было никакого. ЮАР к тому времени уже занималась собственными проблемами внутри страны и помощь УНИТА была сильно урезана — а без нее база УНИТА в Мавинге теряла свое стратегическое значение. Но УНИТА объявил это своей победой — мол мы разгромили ФАПЛА и выгнали МПЛА из Мавинги. Это была такая же лживая пропаганда, как и сейчас та, что в основном исходит от наших небратьев в Куеве.

Такие дела. В любом случае, тема Мавинги теперь у меня на карандаше, так что если появится какая-то стоящая информация на эту тему, обязательно опубликую её здесь. Кстати, тут были бы очень к месту воспоминания упомянутого Павла Золотарева.

Бобков

Почему Бобков в этой статье для «Огонька» написал то, что написал, можно догадаться прочтя статью — он хотел уволиться из армии по сокращению штатов, а не вышло. Пришлось ему увольняться по несоответствию занимаемой должности. В итоге, очевидно, он затаил обиду и решил вот так вот расквитаться и с ГУКом (Главное управление кадров МО СССР), и с советской армией, и со страной. Ну и, конечно, гонорар от «Огонька» — 30 сребреников.

В сети я нашёл ещё одну, на этот раз весьма компактную, заметку Бобкова от 2013-го года для блога «Эха Москвы»: «Проблемы лингвистики» (ссылка на сайт «Союза ветеранов ВИИЯ»).

Ну и в завершении нужно упомянуть что Сергей Бобков покинул нас в 2013-ом году.

Заключение

В заключении, считаю нужным еще раз упомянуть, что эта дрянь из «Огонька» весьма широко разошлась в сети. Это печально, потому что у некоторых людей (в частности у молодёжи) напрочь отсутствует критическое мышление, и поэтому они могут воспринять написанное в этом пасквиле как истину в последней инстанции (либерда точно будет в восторге). Надеюсь, что эта моя небольшая заметка хоть в некоторой степени послужит своеобразным антидотом от этой бобковщины.


P.S. — Ceterum censeo Washington esse delendam.

Прикреплённые файлы:

  • Как мы уходили из Анголы.pdf

    Одиозная статья Сергея Бобкова «Как мы уходили из Анголы: Заметки война-интернационалиста» из журнала «Огонёк» №32 (3342) 3 - 10 августа 1991 г.
    ISSN 0131-0097
    Стр. 15, 26, 27.
    Скан с моего экземпляра.
    Дата публикации: 20 апреля 2024
    Расширение: PDF
    Размер файла: 2.45 Мб
    Сканиваний: 7

Комментарии посетителей (2):

Сергей Коломнин, Союз ветеранов Анголы
30 мая 2024 17:06
Ознакомился с вашим откликом на приснопамятный опус Бобокова. Полностью согласен. Такие люди как он в любом деле стараются вынести на публику в первую очередь именно «грязное белье» и вместо того, чтобы обсудить как лучше его «отстирать», мотают этими вонючими тряпками перед носом у изумленного читателя или слушателя. Бобкову и ему подобным этот запашек доставляет удовольствие.

Читаешь и складывается впечатление, что по бобкову ВСЕ СВС в Анголе были просто проходимцами, пьяницами и хамами. Нет, не скажу, что он везде врет. Некоторые вещи из тех, что он описывает, действительно случались. Мне самому как-то попался советник, который действительно хватал ангольцев вместо рукопожатия при приветствии за гениталии. Полный идиот! Но идиотов хватает везде! И через пару месяцев этого «хватателя» отправили в Союз досрочно. Не справился с работой. Может это был тот же кадр, что и у Бобкова?

Ну и пьянки. Вспомните книгу вашего батюшки. Как мы ее «чистили» от подобных эпизодов. И в моей книге «Русский спецназ в Африке» есть глава «Не мешайте, ребята, пиво со спиртом» -- как было (а бывало всякое), так и описал. Но дело в том, что это не были системные явления. И это – главное! Единичные проявления, я бы так сказал.

По поводу подготовки и отбора наших СВС – действительно больная тема. У Бобокова, – как он описывает – это, якобы, система. А ведь это не так! И в 10 ГУ готовили перед отъездом, на месте были занятия, по военно-политической обстановке, по структуре госорганов, по нравам и обычаям (я вел в советской миссии в Луанде такие занятия), по языку (был приказ МО СССР, обязывающий СВС за рубежом изучать язык страны пребывания). Я знавал десятки специалистов, которые уже общались с ангольцами БЕЗ переводчика – изучили основы языка. В Солнечногорске на базе ВОК «Выстрел» готовили ГВС и их замов перед отправкой за рубеж.

Конечно, этого не хватало. Ведь за рубеж ехали тысячи людей! Но умные и дисциплинированные набирали эти знания по ходу работы за рубежом – а таких было подавляющее большинство.

Я писал много раз о сложностях в подготовке советников. И в книге "Русский спецназ в Африке" и, главное, в книге «Мы свой долг выполнили! Ангола: 1975-1992». Специально посвятил практически весь текст своих воспоминаний в этом издании недостаткам в подготовке наших советников, о том, что нужно готовиться и изучать страну – расчете на то, что люди, отвечающие за подготовку наших офицеров, смогут учесть это фактор. И где-то это сработало. Мы в свое время несколько десятков книг отправили в Управление международного сотрудничества МО, которое готовит людей для поездок за рубеж, практически в каждое военное училище, в Сирию – и люди писали и пишут, что они это читали, что это им во многом помогло перед поездкой. Предупрежден – значит вооружен.

По операции по взятию Мавинги переговорил с двумя ангольским генералами, которые приезжали к нам недавно - бывший главком ВВС и глава Форума ветеранов Куито Куанавале. К сожалению, также практически ноль по подробностям.

Дело, видимо, в том, что сразу после этой успешной операции буквально через пару месяцев начались переговоры с УНИТА. Они продолжались 13 месяцев – начались уже апреле 1990 года (медаль «За освобождение Мавинги» датирована февралем 1990 г.). В апреле же 1990 года прошел и съезд МПЛА, на котором движение отказалось от идеологии марксизма-ленинизма и провозгласило курс на многопартийность. Были внесены и соответствующие изменения в Конституцию страны: дорога во власть для УНИТА и других партий в Анголе была формально открыта. 1 мая 1991 года в португальском Бисессе представители президента Анголы и председателя УНИТА парафировали пакет документов «по установлению мира для Анголы». Главными пунктами договоренностей стало официальное признание: со стороны УНИТА – ангольского государства, его президента Жозе Эдуарду душ Сантуша и правительства Анголы, а со стороны ангольского правительства – УНИТА, как политической партии, действующей в рамках Конституции Анголы. 31 мая 1991 года Ж.Э. душ Сантуш и Ж. Савимби прибыли в Лиссабон и подписали уже парафированные Бисесские мирные соглашения. Ну потом были выборы. Парламентские и президентские…

Поэтому операция по взятию Мавинги как-то затерялась, утонула в этих событиях – да не нужно было ее тогда МПЛА и ФАПЛА «поднимать на щит» - зачем было дразнить Савимби? Видимо в этом дело…
31 мая 2024 10:20
Что касается темы алкоголя, то справедливости ради нужно сказать, что действительно в окончательном варианте отцовских воспоминаний были убраны пара-тройка таких эпизодов (кстати, моя супруга — человек, который первым ознакомился с рукописью, тоже сказала, что эти эпизоды лишние 😊). Но нужно понимать, что там тоже не было речи про какой-то дикий пьяный угар, как описывает Бобков — в одном случае речь была про бутылку водки, в другом про пару фляг местного самогона на коллектив. Так что утверждения Бобкова про пьянство на регулярной основе с валяющимися телами пьяных советских советников, как минимум, сильное преувеличение.

Написать комментарий:


Максимальный размер файла загружаемого изображения 10 Мб